Если практиковать изменение региональной цены от носительно ее сопоставимой цены (230 руб./ц), то как подразделять ее увеличение (снижение) на долю, обусловленную почвенно-климатическими условиями, и на запрещенный методикой учет влияния местоположения земель относительно промышленных центров?

Если принять, например, в качестве региональной фактическую цену зерна 2006 г. в Воронежской области в 400 руб./ц, то АУэ увеличится до 26,3 ц/га, а общий зерновой эквивалент составит на данной почве 60,0 ц/га. По мере ежегодного роста фактической цены зерна (из-за инфляции) приращение (Д) зернового эквивалента будет постоянно увеличиваться, отодвигаться, как мираж, от нормативной урожайности зерновых культур и может превзойти ее величину. Чем и как объяснить тогда рост качества земель и степень их пригодности в сельском хозяйстве?

Совершенно очевидно, что в модели расчета зернового эквивалента надо с какой-то периодичностью менять нормативы сопоставимых цен на сельскохозяйственную продукцию и затрат на ее производство. Судя по гр. 7 табл. 3.5, авторы классификации земель так и поступают. Так, по ошибке в названии графы когда-то установленный норматив чистого дохода с 1 га зерновых значится в размере 1138 руб./га вместо 3362 руб./га по нормативам 2002 г., т. е. в 3 раза меньше. Забыли заменить.

С заменой нормативов цены на продукцию и затрат на ее производство сохраняется и остается проблематичной...

Условность пятая. Учитывать или не учитывать в расчетах эквивалентной урожайности земель объективные различия затрат на возделывание культур? В табл. 3.5 есть к тому один утвердительный ответ и почему-то только по зерновым культурам. Затраты на их возделывание ниже эталонного уровня на 4,8 %. Не сказано за счет чего. За счет структуры возделывания зерновых культур на почве или за счет разницы в урожайности как фактора затрат? Анализ данного факта можно опустить из-за обычной незначительности этих затрат.